Сотворение Адама

«Сотворение Адама» (итал. La creazione di Adamo) — фреска Микеланджело, написанная около 1511 года.

Фреска является четвёртой из девяти центральных композиций потолка Сикстинской капеллы, посвящённых девяти сюжетам книги Бытия. Фреска иллюстрирует эпизод:

«И сотворил Бог человека по образу Своему»— Быт. 1:27

«Сотворение Адама» — одна из самых выдающихся композиций росписи Сикстинской капеллы. В бесконечном пространстве летит Бог-Отец, окружённый бескрылыми ангелами, с реющей белой туникой. Правая рука вытянута навстречу руке Адама и почти касается её. Лежащее на зелёной скале тело Адама постепенно приходит в движение, пробуждается к жизни. Вся композиция сконцентрирована на жесте двух рук. Рука Бога даёт импульс, а рука Адама принимает его, давая всему телу жизненную энергию. Тем, что их руки не соприкасаются, Микеланджело подчеркнул невозможность соединения божественного и человеческого. В образе Бога, по замыслу художника, преобладает не чудесное начало, а гигантская творческая энергия. В образе Адама Микеланджело воспевает силу и красоту человеческого тела. Фактически, перед нами предстаёт не само сотворение человека, а момент, в который тот получает душу, страстное искание божественного, жажду познания.

Инициатором росписи Сикстинской капеллы был папа Юлий II. Здесь должны были проходить важные мероприятия, поэтому обстановку должна была быть соответствующей.

Микеланджело никогда не занимался фресками, да и вряд ли планировал. А сотрудничество с Юлием II вообще начиналось по другому проекту — скульптору заказали гробницу для папы. Но тут в историю вмешался Браманте, завистник и конкурент Микеланджело. Именно Браманте убедил Юлия, что гробница при жизни — это не к добру, Буонарроти лишился заказа. Но на этом козни Браманте не закончились. Он подговорил папу заказать Микеланджело роспись потолка Сикстинской капеллы — как раз надо было освежить после реставрации.

Микеланджело принял вызов. Он сам выбрал материалы, сам спроектировал леса. Работать приходилось на грани физических возможностей. Но Микеланджело справился со всем. Папа был доволен. Сами же фрески поражали людей еще до того, как были завершены. Все тот же Браманте впускал в капеллу Рафаэля, чтобы изучать фрески свода, пока Микеланджело не видел.

На самом деле, мы не знаем истинного колористического решения фресок Сикстинской капеллы. Сотни лет всевозможных неприятностей, копоть, грязь, неудачные попытки реставрации привели к тому, что часть работы, проделанной Буонарроти утрачена.

Студентка 4 курса факультета театра, кино и телевидения

Кандрова Елена

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *